«КРИК ЛАНГУСТЫ»

Один день Сары Бернар, прожитый Юлией Рутберг

В театре имени Вахтангова с успехом идет премьера на Малой сцене. Спектакль поставлен Михаилом Цитриняком по пьесе канадского драматурга Джона Марелла и предназначен для двух актеров — Юлия Рутберг играет Сару Бернар, Андрей Ильин — ее верного помощника Жоржа Питу.

В полтора часа вмещается один день и одна ночь из последнего лета великой Бернар, которое она проводит на своей вилле на берегу моря. Это 22-й год, Франция. Актриса торопится завершить второй том мемуаров, прекрасно сознавая, что… ей 77, у нее ампутирована нога, жизнь прожита. Но еще не проиграна до конца. В том смысле, что прорваться через толщу лет и оживить воспоминания она, Сара Бернар, предпочитает через театральную игру — только вместо сцены белый пляж и плетеное кресло, из которого она не встает до финала, если не считать того, что актриса неловко и жалко валится из него в самом начале (но это падение, эта телесная слабость сильной духом женщины мгновенно включает зрителя на сопереживание). Преданный Питу хлопочет, усаживает, устраивает поудобнее покалеченную ногу (на Рутберг шнурованные ботиночки разного цвета) и тут же слышит лаконичный приказ: «Гр-р-раммофон!» Потом — «З-з-зонтик!». Нужные вещи. Из граммофона позже прозвучит настоящий голос Бернар в монологе Федры (ее знаменитая роль). А зонтиков — ровно два, белый и черный, день и ночь, солнце и тьма, — тут все как на нецветном фото, включая белую птичью маску, которую вдруг надевает Бернар, накрасив губы «гуталином» к раздраженному изумлению своего ко всему привыкшего секретаря. И сама пьеса статична, и текстом не слишком роскошна — но какой цветной жизнью наполняется она за счет таланта обоих актеров! Да к тому же актеров в двойной степени. Ведь постаревшая Бернар сама играет Сару Бернар! Выбирает себе образ-миф для вечности и соразмерный, достойный звезды, вариант судьбы. А Питу по капризу своей примеривает роль мамы (не всякую маму можно оставить в воспоминаниях!), монастырской настоятельницы, напористого импресарио и даже Оскара Уайльда. Начиная игру принужденно и нехотя, Питу втягивается, забывает свои комплексы маменькиного сынка, и вот он уже рассказывает Мадам о том, что девственник, о бывшей невесте, раскрывается эмоционально. Волшебный актерский дуэт Рутберг — Ильин так наполняет все лакуны пьесы оттенками интонаций, жестов, взглядов, то и без слов понятно, насколько любовны и доверительны отношения этих двух одиноких людей, замечающих из прошлого нам, сегодняшним: «Люди бегут и слишком много знают, а наш мир был огромным и загадочным».

14 апреля 2014

Анна Балуева

Ссылка на статью: 

https://www.kp.ru/daily/26221/3104704/

© Михаил Цитриняк, 2009-2019 | Все права защищены