«НЕ ИГРАЮ СО ЗВЕЗДАМИ ШОУ-БИЗНЕСА — Я ИМ НЕ ПАРОВОЗ»

Российская актриса ("Контракт на любовь", "Кушать подано!") рассказала, как в 16 лет ее отговаривали от актерской профессии, почему отказывается от ролей в сериалах и как реагирует, когда ее путают с певицей Аленой Свиридовой.

— Юлия, вы в Киеве часто бываете?

— Знаете, как-то спазматически — то густо, то пусто. Мы сюда много приезжали с театром Вахтангова, здесь я снималась на ваших телеканалах. Ну и, конечно, фильм "Кушать подано" вашего режиссера Макса Паперника побил, по-моему, все рекорды по количеству его показов по всем каналам. А просто погулять приезжала в Киев еще в студенчестве, было у меня несколько однокурсников-киевлян. Вообще Киев потрясающей красоты город, я его обожаю и не понимаю, что приезжаю сюда на какую-то чужую территорию..

— Вы родились в актерской семье (отец — Илья Рутберг, известный российский мим, основатель Студенческого театра МГУ), то есть с детства было предопределено, что тоже станете актрисой?

— Ну как это может быть предопределено? Есть просто какая-то среда, в которой ребенок растет. И естественно, что актерские дети даже генетически склонны к тому, чтобы пойти именно в театр. Но в нашей семье это никак не поощрялось. И мои родители, узнав, что я на это серьезно настроилась, не то чтобы запрещали (мне никогда в жизни ничего не запрещали), но всячески пытались мне объяснить, насколько это будет трудно. И в общем-то, с первых шагов я сразу поняла, что они были правы. Потому что в Щукинское училище я поступила только с третьего раза.

— Почему так?

— Сказали, что во мне нет ничего актерского и что мне не надо поступать. Но таких примеров тьма! Все, что касается территории искусства, это абсолютно субъективное восприятие. У каждого человека есть свое определенное представление о красоте, обаянии, харизматичности. И очень хорошо, что мне все это трудно давалось, с самого начала я была приучена к тому, что нужно самой трудиться и добиваться.

— Не было обидно, когда говорили, что актрисой вам не стать?

— А как вы думаете? Или вы разговариваете с киборгом каким-то? Ну представьте — вам 16 лет, а вас никуда не берут? Вы даже подобрали не те слова, это не просто обидно, это ожог на всю жизнь. Но в таких случаях либо человек идет дальше, либо останавливается.

— Бывало, что вы отказывались от ролей, а потом жалели об этом?

— Знаете, уж если я отказываюсь, то все-таки на это есть какие-то серьезные причины. Например, если это глупость, пошлость. А еще я не играю и не собираюсь играть со звездами шоу-бизнеса — не хочу быть им паровозом, предоставлять свой профессионализм людям, которые лучше всего смотрятся в гламурных журналах. Вот недавно отказалась сниматься в сериале у вас в Киеве — сто серий, что-то там про врачей. Как представила себе — все эти поезда, переезды. С возрастом ведь начинаешь свои приоритеты как-то выстраивать. Всех денег все равно не заработаешь, всех ролей не сыграешь, надо как-то и себя поберечь.

— У многих актеров несколько пренебрежительное отношение к "мыльным" сериалам, а вы как к ним относитесь?

— Пренебрежения по отношению к тому, чем занимаются мои коллеги, у меня нет. Но я, конечно, выбрала бы прежде всего полный метр. Понимаю, что многосериек не выдержу. Конечно, если говорить о сериале уровня "Доктора Хауса" — то какая разница, сколько там серий. Но я знаю, что я с ума сойду, если на это соглашусь. Это надоедает.

— Боюсь ошибиться, но у вас, кажется, более 70 ролей в кино.

— Знаете, я тоже боюсь в этом ошибиться, потому что никогда не бралась подсчитать и не помню.

— А есть какие-то знаковые для вас роли?

— Горжусь, например, ролью в картине "Четыре возраста любви" — сыграла там в новелле "Осень" с Лешей Серебряковым. При том что у меня там роль — всего три слова, в основном молчание. Но очень люблю эту работу.

— Знаю, что вы очень не любите вопросов о личной жизни.

— А как вы думаете? Личная жизнь — это ведь личная жизнь, не стоит ею приторговывать. Поэтому даже не думайте о чем-то таком меня спрашивать. Простите, но вас это не касается.

— Скажите хотя бы: дружба в актерской среде присутствует?

— А как же! С Машей Ароновой, Леной Сотниковой, Лидой Вележевой мы хорошо дружим. У меня масса друзей и подруг среди кинематографистов. У нас нормальные человеческие отношения, как и в любой другой среде.

— А с завистью вам приходилось сталкиваться?

— Конечно. Но в каких-то кулуарных кознях это не проявлялось — просто человеческая зависть и все.

— Вы сами эмоциональная? Можете кулаком по столу ударить, если что-то вас не устраивает?

— Я нормальный живой человек. Скажу вам честно — я интеллигентная, но не надо меня доводить.

— На улицах если узнают, как себя ведете?

— Зависит от ситуации. Если мне тыкают и пытаются вести себя со мной запанибрата, конечно, начинаю нервничать. Все зависит от уровня культуры вас, зрителей. Среди вас тоже есть масса, будем так говорить, неподарков. А если люди вежливые, я с ними веду себя так же, если только не опаздываю, допустим, на поезд.

— А если вас с певицей Аленой Свиридовой путают? Вы ведь очень похожи.

— Это очень смешно на самом деле! Мы с Аленой всегда смеемся над этим. У нас прекрасные отношения, мы называем друг друга сестрами. Обижаться на эту путаницу, зачем?

— Ваш сын сейчас учится в Щукинском училище...

— Да, студент второго курса. Ему 25 лет, это у него второе высшее образование, первое — рекламное.

— Это вы ему посоветовали идти в актеры?

— Да что ж меня все с этим вопросом так достают! Ну как можно посоветовать кому-то идти в артисты? Это все равно, что посоветовать кому-нибудь прыгнуть с парашютом, зная, сколько людей разбилось. Конечно, никто никому ничего не советовал — у всех есть свои мозги и свой выбор. Совершенно не факт, что он станет артистом, но образование Щукинского училища точно пойдет ему на пользу.

29 февраля 2012

© Михаил Цитриняк, 2009-2019 | Все права защищены