ГРИГОРИЙ АНТИПЕНКО: ИНТЕРВЬЮ ЖУРНАЛУ «СВЕТСКИЙ»

Работа в театре — это каждый раз преодоление себя и своих возможностей.

Творческий путь этого актера к славе и популярности был витиеватым и тернистым. Он искал себя и нашел. Кем он только ни работал до того, как поступил в Щукинское театральное училище. Аптекарь-фармацевт по специальности пробовал быть и рекламщиком, и менеджером, и социальным работником. Пока сама судьба не привела его в театр «Сатирикон».

В свои 22 года он устроился монтировщиком сцены: актерская профессия его тогда совсем не интересовала, хотя в юности он занимался в театральной студии. Узнав все о жизни на подмостках сцены, он решил попробовать свои силы и не ошибся. Его визитной карточкой стала роль в сериале «Не родись красивой», после выхода которого он, как говорится, проснулся знаменитым. Не так давно Григорий Антипенко приезжал в Дзержинск со спектаклем «Двое на качелях» по пьесе американского драматурга Уильяма Гибсона. В гастрольной суете кулис и гримерок актер поделился с читателями «СВЕТСКОГО» неоднозначными впечатлениями о нашем городе и рассказал о театральных планах и мечтах.

 

– Григорий, первый вопрос традиционный – как вам Дзержинск? Какие у вас останутся впечатления?

– Сразу хочется отметить, что здесь, в Дзержинске, мы с Татьяной Арнтгольц в первый раз. Не хочется лукавить и рассказывать, как у вас здесь все

замечательно. Первое, что бросилось мне в глаза, это то, что ваши руководители совсем не следят за внешним обликом города. Это печально и удручающе, даже яркое весеннее солнышко не спасает. Со стороны видно, что город запущен, и администрация города не очень заботится о нем.

 

– Для вас гастрольная жизнь – это часть профессии, радость или пытка?

– Я хорошо отношусь к гастролям. Мы узнаем -какие-то новые места, новые города, в которых ни разу не были и навряд ли бы побывали. Мне, например, вспоминается такой яркий, удивительный случай. Недавно у нас были гастроли в городе Невельск на Дальнем Востоке – это самая окраина России. Мы приехали туда почти как миссионеры, потому что там совершенно ничего не было приспособлено для театра… Белые кулисы, маленький зал, но самое удивительное: зрители даже не знали, что им делать в антракте… Для нас это было открытие, удивление и парадокс. Мы объяснили администрации города, что нужно делать, чтобы приглашать и встречать другие спектакли.

 

– В какие города вам хочется возвращаться?

– Возвращаться хочется туда, где нас ждут, где хорошая театральная публика, чуткая, внимательная.

 

– Спектакль «Двое на качелях» – это трогательная мелодрама о любви. Роль молодого и амбициозного адвоката Джерри, остро переживающего развод с женой, вам близка?

– Это сложный спектакль. Все очень тонко. Должен быть контакт со зрителем. Это же живая штука, тут как повезет. Материал мне интересен, там бесконечное движение. Мы в нем постепенно растем. У моей партнерши Танюши Арнтгольц до этого спектакля было очень мало театрального опыта на сцене. Я надеюсь, эта постановка будет существовать, потому что материал этого спектакля вечный. Такая история встречается практически у каждого второго, если не у каждого первого. Роль Джерри, безусловно, мечта любого актера, ведь все внимание зрителей приковано к двум персонажам на сцене.

 

– Григорий, какую роль в театре или в кино вы хотели бы сыграть?

– Очень много, что хотелось бы сыграть, как говорится, «играть – не переиграть». Но роли просто так не даются, я никуда не тороплюсь, я в своем темпе. Хочется сыграть весь репертуар пьес Чехова, шекспировского Гамлета и многих других классических персонажей. Сейчас, например, мне поступило интересное театральное предложение – роль Отелло. Для меня это будет очень сложно: без текста, не мой жанр вообще, я этого никогда не пробовал. Не знаю, но очень надеюсь, что справлюсь.

 

– Как и где вам нравится отдыхать?

– В городах мне точно не нравится (смеется, – примеч. автора). Если это целенаправленный отдых, то по возможности стараюсь уезжать туда, где вообще нет людей. Мне нравится отрываться от цивилизации, чтобы соскучиться и заново полюбить людей.

 

– Ваше главное увлечение – альпинизм, причем не как спорт, а как философия жизни. Значит, вам по душе активный отдых, когда вы преодолеваете себя и открываете новые возможности?

– Альпинизм для меня – это способ восприятия жизни, который помогает осознать себя и задуматься о вечных ценностях. Я уже много чего перепробовал, и как говорил Владимир Высоцкий: «Лучше гор могут быть только горы». Горы и театр – это две параллельные истории, два важных столпа моей жизни.

 

– Театр – это тоже восхождение и преодоление себя. Как вы себя ощущаете в театре?

– Театр – это совсем другая история, но если проводить параллели, то и там, и там восхождение и преодоление себя и своих возможностей. Смогу или не смогу – две параллельные линии, равнозначные для меня. Там, в горах, тотально тяжело, хочется все бросить и убежать. Так и здесь – иногда бывают такие предложения, что думаешь: «Как же так? Я не потяну. Сложные репетиции, тяжелый зал, который невозможно взять». И каждый раз думаю: «Что я делаю в этой профессии?» Сейчас, в 38 лет, уже сложно менять приоритеты и ориентиры, но, многое повидав и пропустив через себя, каждый раз прихожу к выводу, что лично для меня – это самое близкое и правильное направление.

 

– Кто для вас в профессии является абсолютным эталоном?

– Андрей Миронов. Ему повезло, он ни разу не ошибся. Я не помню ни одного фильма, где он бы мне не понравился. Театральные постановки, как правило, невозможно смотреть по телевизору, но от тех спектаклей, в которых он участвовал, невозможно оторваться. Сейчас, к сожалению, уходит это старое поколение актеров. А нового-то почти нет. Многие, кто появляется, так же, как я, занимают затворническую позицию.

 

– Как вы относитесь к тому, что сериал «Не родись красивой» стал вашей визитной карточкой?

– Конечно, я могу отнекиваться, протестовать, по-стариковски дребезжать на эту тему (смеется, – примеч. автора), но это факт, данность, и никуда от этого не денешься. Мне не посчастливилось появиться на экране с большой серьезной работой в кино, этот сериал не является шедевром отечественного кинематографа. Отчасти поэтому меня не снимают в большом и серьезном кино. Причины в стереотипах. Это почти нестираемая история. Но я очень стараюсь и прикладываю все усилия, чтобы эту историю стереть, стать хорошим театральным актером.

 

– Где вам сейчас интереснее работать в кино или в театре?

– Сейчас в кино я практически не снимаюсь, оно мне не интересно, как и многим. Не хочется участвовать и сниматься в одном и том же «мыле», кормить зрителя сплошной одинаковой «колбасой». Не могу и не хочу преодолевать себя, сейчас на кино у меня уже стойкая аллергия. Я хочу приобрести славу настоящего актера: в театре работать намного интереснее. На порядок интереснее. Буду биться и избавляться от клише Андрея Жданова.

11 июня 2013

© Михаил Цитриняк, 2009-2019 | Все права защищены