ГРИГОРИЙ АНТИПЕНКО: «ДО «СНЕЖНОГО БАРСА» МНЕ ЕЩЕ ДВЕ ВЕРШИНЫ»

Известный актер рассказал «Комсомолке» об увлечении альпинизмом, отношениях с Нелли Уваровой и о том, как воспитывает сыновей.

В Минск Григорий Антипенко привез антрепризу «Двое на качелях». Так получилось, что за день до показа она получила приз зрительских симпатий «Звезда театрала». С поздравлений мы начали нашу беседу.

— Я идеалист, и мне удается из антрепризы делать не антрепризу. В прошлом году другой наш спектакль «Одесса 913» также получил эту высшую награду зрителей. Конечно, хотелось бы, чтобы на нас обратили внимание и профессиональные критики. Но с этим в нашей стране туговато, на антрепризу пока с брезгливостью поглядывают.

— И понятно почему, потому что привозят много плохих спектаклей.

— Да, к сожалению. Но я рад, что нам удается разрушать этот стереотип.

— Вы сейчас с головой ушли в театр и почти не снимаетесь в кино?

— Не могу похвастаться, что мне предлагают что-то интересное. А тратить свою жизнь на то, что не решишься потом даже пересмотреть, не хочется. Я уже на уровне сценария вижу, что это провальные вещи.

В «Оттепель» меня не звали

— Неужели и в «Оттепель» вас не приглашали? У вас же типаж абсолютно того времени.

— Нет, вот к Тодоровскому я бы пошел, он замечательный режиссер. Те же «Стиляги» — это был настоящий прорыв для кино, есть в нем художественный взгляд и стиль. Этот фильм я даже сходил посмотреть в кинотеатр, хотя никогда этого не делаю.

— Кроме «Не родись красивой», вы снимались с Нелли Уваровой в фильме «М и Ж», сценарий к которому, кстати, написали белорусы. Вы с ней общаетесь?

— Она замечательная, и при этом серьезная театральная актриса. Общаемся, но не часто. Могу похвастаться, что на последнюю мою премьеру «Отелло» в Вахтанговском театре Нелли пришла. Это было неожиданно, потому что она не предупреждала — может, даже купила билет. Она потом позвонила и поздравила с премьерой — это было очень приятно.

Кроме ролей могут быть… только горы

— Роль Отелло для вас — вершина?

— Для меня — да. Но не единственная. Я человек честолюбивый и пришел в профессию не просто так: либо я играю главные роли, либо не играю ничего — вот такая категоричная позиция у меня. Есть огромное количество ролей, которые можно сыграть. Все только начинается. Я очень рад, что попал в труппу Вахтанговского театра. Как после такой высоты и драматургии опускаться на какое-то дно, сниматься в сериалах. Телевидению выгодно держать зрителей на таком средненьком уровне, но я решил для себя, что не буду это поддерживать.

— Кстати, по поводу вершин. Вы ведь опытный альпинист. Можете назвать самое значительное достижение?

— Первое восхождение в одиночку я совершил на Кавказе в 25 лет. Хотел испытать себя, попытаться побороть собственные страхи. Тогда я сорвался со скалы и пропорол вену. Кровь хлестала, а до ближайшего населенного пункта было трое суток ходьбы по горам. Думал, не выживу. Как-то забинтовал руку и чудом дошел. Тем не менее меня это не остановило. Сейчас у меня три семитысячника за плечами, осталось еще два до «снежного барса» (неофициальный титул в альпинизме для тех, кто покорил высшие вершины, расположенные на территории бывшего СССР. — Авт.).

— Вы таким образом пытаетесь сбежать от действительности?

— Отчасти так и есть. Ты идешь в горы, пересматриваешь свою историю, стираешь ее и (если посчастливится) обновленный возвращаешься. В последний раз я сорвался на Тянь-Шане и был вынужден свернуть свою экспедицию уже на третий день восхождения. Я посчитал, что не все еще сделал в этой жизни. Горы стоят столетия, они переживут нас всех. Так что я включил здравый смысл и решил, что надо возвращаться. В ближайшее время «закрою» Тянь-Шань и Памир, а дальше — Гималаи.

Главное в воспитании сыновей — не мешать

— Неужели ваши сыновья не рвутся с вами в горы?

— Просятся, все трое! Младшие пока не осознавая, каково это. А старший Саша меня уже по росту практически перерос, ему в декабре 14 лет. Он вполне по-мужски просит взять с собой. Думаю испытать его в каких-то несложных маршрутах, с которых сам начинал. Например, гора Белуха на Алтае.

— Кем хочет старший стать?

— Мечтает стать актером. Непобедимое упрямство! Он меня пока копирует, хочет быть как я. Я ему говорю: Саша, ты мысли шире. Но и отговаривать его, чтобы быть потом проклятым, не хочу. Буду всячески помогать, я уже сейчас вожу его на репетиции, чтобы понимал, что такое актерская профессия. Но дальше только сам — я не тот человек, который умеет коллекционировать связи. Я достаточно категоричен, при всем этом еще и мизантроп. Общаюсь с очень ограниченным количеством людей, у меня всего пару близких друзей.

Что касается младших Вани и Феди — об их пристрастиях говорить пока рано. Средний сын — спортивный очень, а младший явно гуманитарий. Как завернет что-то, мы с Юлей (бывшая жена Антипенко — актриса Юлия Такшина. — Авт.) удивляемся! Главная задача родителей — не мешать. Мы стараемся лишь ограничивать их от дурных воздействий, от того же телевизора. Будем прививать культуру чтения, как нас учили. Иного пути для воспитания я не вижу.

ДОСЬЕ «КП»

Григорий Антипенко перепробовал десятки профессий, прежде чем стал актером. Сначала хотел изучать биологию и поступил в фармацевтическое училище. Даже успел поработать в обычной московской аптеке. Затем ушел на «Мосфильм» заниматься бутафорией. Был менеджером в рекламном агентстве и даже поработал монтировщиком сцены в «Сатириконе».

Настоящую известность Григорию принесла роль Андрея Жданова в сериале «Не родись красивой».

апрель 2011

© Михаил Цитриняк, 2009-2019 | Все права защищены