В РАЗВЕДКУ С ГРИГОРИЕМ АНТИПЕНКО

Идеал современного мужчины. Неотразимый ловелас. Любимец женщин. Именно такими эпитетами чаще всего награждают зрители Андрея Жданова — главного героя сериала «Не родись красивой». Образ, завладевший сердцами многочисленных поклонниц, воплощает на экране московский актер Григорий АНТИПЕНКО.


«Гениально! Снимаем!» Взять интервью у актеров сериала «Не родись красивой» можно только на съемочной площадке, ибо они «пропадают» там с утра до позднего вечера. График крайне напряженный. Вот небольшая выдержка из так называемого «вызывного листа»: «хронометраж съемочного дня. Жданов — Г. Антипенко. Приход — 8.45. Грим 8.45-9.40. Костюм 9.40-9.55. Готовность — 10.00″. Финал рабочего дня, как правило — 22.00. Разумеется, при таком ритме «вклиниться», скажем, в обеденный перерыв или паузу в процессе съемок — большая удача. Мне она улыбнулась на 94-й серии. В специальном павильоне снимается сцена показа новой коллекции модной одежды… Режиссер носится по площадке, раздавая команды массовке и действующим персонажам. Его любимые реплики: «Блестяще! Гениально! Я вас люблю»! Главные герои — Андрей Жданов и «некрасивая» Катя Пушкарева — как всегда, выясняют отношения. Режиссер подбадривая актеров, не скупится на эмоции: «Антипенко — бог!» Через полминуты: «Антипенко, я тебя убью!» Григорий невозмутим. Гример припудривает лицо, брызгает лаком на волосы… Наконец последний дубль. Андрей Жданов произносит финальную фразу, адресованную Кате: «Нет, мы все-таки поговорим с вами здесь и сейчас!» Примерно те же слова изрекаю и я, подловив Григория, выходящего с площадки…

— Григорий, буквально несколько минут назад режиссер весьма лестно о вас отзывался… Скажите, как вы относитесь к утверждению: «Каждый актер считает себя гением»?

— Если артист с достаточной степенью самоиронии, то это нормально. Говорить такие вещи всерьез — клиника. Конечно, актер должен быть уверен в себе, ибо неуверенность тут же видна. Особенно в кино, на крупных планах. Это проявляется моментально — во взгляде, в мимике. Даже не надо быть психологом, чтобы это почувствовать. Поэтому верить в себя надо, а уж какой у кого подтекст… Кто-то мнит себя гениальным, кто-то считает, что он на своем месте… Это необходимо.

— В свое время вы попали работать в театр под управлением Константина Райкина «Сатирикон». Как думаете, именно это изменило вашу судьбу?

— Я вообще считаю, что в жизни не бывает случайных событий. Все происходит для чего-то. Надо уметь расшифровывать, пользоваться знаками, которые появляются. Да, мое пребывание в театре, как оказалось, было судьбоносным. Хотя с Константином Райкиным мы не общались, как студент и педагог. Я был монтировщиком сцены. Другое дело, что он ко мне хорошо относился. Мы редко виделись, но почувствовать его расположение я мог, например, на вечеринке. Константин спрашивал: «Как дела?» Но не более того. Никакого панибратства и дружеских отношений не было.

— Вы довольно поздно стали артистом — в 25 лет. Все, что было пройдено до того, не стало для вас напрасно потраченным временем?

— Я считаю, что каждый человек должен искать себя, как говорится, до последнего. Это свой вариант «двенадцати стульев», загадочное явление… Лучше искать себя и не найти, чем успокоиться на чем-то посредственном и в результате не получать от жизни и работы никакого удовольствия, что, кстати, моментально сказывается на качестве исполнения чего бы то ни было. Я перепробовал много профессий перед тем, как стать актером. (Григорий окончил фармацевтическое училище и работал в аптеке, затем — рекламным агентом. — Прим. авт.) Поздно ли это произошло? Думаю, нет. Мне все пригодилось. Я был лучшим на курсе. У меня было больше опыта, материала для того, чтобы придумывать что-то, создавать, и я этим пользовался. Мой багаж мне только на руку. Неужели сразу все так здорово стало получаться? Я был вообще другим человеком, иначе жил. Был очень скромным, замкнутым. В принципе таким и остался. Я — обычный интеллигентный человек, которого хорошо воспитали. Не веду себя вызывающе. Спокойный и рассудительный. Сцена помогает мне осуществить то, чего не могу сделать вне ее. И позволяю себе все. У меня нет границ и рамок. Считаю себя разноплановым актером, и если повезет, то смогу реализоваться в этой области по полной программе.

— Снявшись в сериалах «Талисман любви», «Кодекс чести», «Не родись красивой», вы стали узнаваемым актером. Что изменилось в вашей жизни?

— Я разумный человек и умею вести себя в обществе. Не появляюсь там, где много людей, а если и бываю, то не хожу с таким видом, чтобы на меня все смотрели и кидались ко мне. В метро езжу в кепке, надвинутой на глаза. Как правило, люди меня просто не замечают. Театр сейчас отошел для вас на второй план…

— Не скучаете?

— Нет. Еще очень многого не сделал в кино. Фактически для меня это только начало, а копать можно бесконечно. Мне это интересно, я этим подпитываюсь. На съемках сериала очень живая атмосфера, потому что здесь ничего не повторяется. Каждый день новые тексты, которые приходится заучивать фактически на площадке. Сценарий развивается, и сохраняется интрига — что играть? Меня это очень увлекает. В театре немного по-другому — размереннее, обстоятельнее. Я в свое время перебрал этого и сейчас немного отдыхаю. Но когда-нибудь, если захочу… У меня есть предложения работать в театре.

— Выходит, вы полностью отдаете себя сериалу «Не родись красивой»?

А иначе невозможно. Иногда поспать некогда. Даже если бы я хотел куда-нибудь подвязаться, не смог бы этого сделать. Да и зачем? Я абсолютно счастливый человек, потому что занимаюсь любимым делом. Я нашел работу, за которую мне порой даже странно получать зарплату, потому что она приносит удовольствие.

— Стремление покорить Голливуд у вас есть?

Нет. Это очень примитивно. Каких-то тщеславных целей я перед собой не ставлю. Очень счастлив, что занимаюсь тем, что мне нравится, и, даст бог, мне представится возможность раскрыться в полной мере. Вот и все, о чем можно мечтать. Зачем желать большего? Если выкладываешься полностью, то процесс развития неминуем — будут что-то предлагать дальше. Главное, не изменять себе, своим принципам в подходе к делу, в отношении к людям. Если честно выполняешь свою работу, то этого достаточно.

— Но актерское самолюбие что-то должно тешить? Поклонницы, автографы…

Конечно, я бы пококетничал, если бы сказал, что все это ни к чему. Это нужно, это хорошо, но в меру. Бывают неприятные звонки телефонные, еще что-то, но пока мне удается контролировать ситуацию…

— Мнение коллег о вашей работе вас интересует? Либо вы считаете, что высказывать его некорректно?

— Бывает по-разному. У нас своеобразная среда. Очень много характеров, нравов, каждый приходит в эту профессию по-своему и за своим. Никого не берусь судить, но в принципе считаю неэтичным поправлять. Исключение, если актер — мастер, который действительно знает толк в профессии, много ролей через себя пропустил. От таких хочется что-то получить, и если они дают, помогают и направляют — это счастье. С удовольствием перенимаю опыт.

— Григорий, вы сентиментальны?

— Крайне. Другое дело, что не люблю показывать это на людях. Если смотрю фильмы или спектакли, редко оцениваю, как профессионал. Только если мне чего-то не хватает… Обычно, как зритель, сопереживаю. Плачу, бывает, навзрыд. Это, считаю, совершенно нормальное явление. Этого не надо стесняться. Что из недавно увиденного произвело на вас сильное впечатление? Фильм «Хор». Очень хороший. Вот такое кино надо снимать. Оно очень простое — о людях, о человеческих отношениях. Были мгновения, когда я реально хотел плакать, — смотрел картину один и не сдерживал эмоций.

— У вас есть какие-либо табу?

— Жизнь научила меня никогда не говорить «никогда». Я не хотел бы приобретать плохие привычки, которые могут ограничить мою свободу. Но безусловно случаются какие-то срывы, когда бывает плохо и необходимо что-то делать… Я не курю, не пью и чувствую себя прекрасно… А знаете, некоторые мальчики начинают курить, потому что это считают признаком мужественности… У меня другие представления об этом. Мой отец не курил и меня к этому приучил. Я видел в своей жизни мужественных людей, знаю суть многих вещей, о которых зачастую говорят просто, чтобы поболтать. Я знаю, что такое дружба, любовь, верность. Не из книжек — сам проходил через испытания и сталкивался с настоящим, подлинным. Для того чтобы быть мужественным, не нужны приспособления — одежда, привычки. Таким надо быть, и, уверяю, это очень непросто.

— Григорий, как вы относитесь к деловым леди, к эмансипации?

— Нормально, когда все в разумных пределах. Если женщина занимается исключительно своей карьерой — это патология, за что бизнес-леди и расплачивается по полной программе. Хочу просто предостеречь всех, потому что это неизбежно. У меня много знакомых эмансипированных девушек. В тридцать лет их вдруг «переклинивает», и они внезапно понимают, что им ничего не надо — все, к чему они стремились, становится не таким уж и важным. Какой-то набор впечатлений, может, даже какие-то успехи, не компенсируют отсутствие семьи и детей. В этом я уверен.

— А как вы относитесь к талантливым женщинам? К ним, видимо, особые требования?

— Главное, чтобы женщина понимала свое место в мире и адекватно относилась к данному ей таланту. Все можно успевать и двигаться в правильном направлении. Сейчас процветает тотальная эмансипация, и даже сериал в некотором смысле об этом. Скажем, наша главная героиня Катя Пушкарева утвердилась в профессии, она нормальный человечек, и с душой у нее все в порядке, но ведь многие девушки не могут разобраться в сути. Они смотрят на экранных деловых женщин, неких самостоятельных вымышленных особ, и думают, что перед ними идеал. Но это далеко не так… Мужчина должен оставаться мужчиной, а женщина женщиной. Эмансипация должна быть в меру, не нарушать гармонии.

— Тогда какие качества мужчины хотели бы видеть в современницах? Чего не хватает?

— Заботы элементарной. Верности. Тепла. Если женщина идет рядом с мужчиной, но глаза ее направлены не на него, а совсем в другую сторону, — нет желания с ней общаться.

— С какой женщиной вы отправились бы в разведку? Какую не побоялись бы взять в горы? Вы ведь серьезно увлекаетесь альпинизмом…

— Как раз такую, о какой говорил, — преданную, заинтересованную в своем спутнике, стремящуюся быть рядом. Женщину, у которой не «горят глаза» на все, что угодно, кроме любимого мужчины… Не зря есть выражение, что женщина должна быть за мужем и помогать ему, а он, в свою очередь — ей. Обоюдно. А если у женщины мужчина и семья на втором месте, то тогда непонятно, зачем все… Умения какие-то в женщине вы цените? Всему можно научиться. Главное, чтобы было желание. Все приобретаемо.

— Интересно, как вы воспринимаете женскую инициативу?

— Все надо рассматривать в контексте конкретной ситуации, не вообще, а в частности. Бывает, когда такая инициатива и хороша. Может, и в моей жизни такое было…

— Когда женщина неискренна, вы можете разгадать ее?

— Я хороший психолог. Редко ошибаюсь в людях. Чтобы понять, что за человек передо мной, мне не надо жить с ним полжизни. У меня хорошо развита интуиция, и я очень внимательно к ней прислушиваюсь. Это присуще нашей профессии. Наблюдаю за человеком, все подмечаю, делаю выводы…

— А когда вы «без маски»?

— Я всегда остаюсь самим собой. Не пользуюсь ничем особо вымышленным даже на съемочной площадке. «Копаю» в себе и то, что для меня органично, интересно, выдаю… Если мне удается быть разным, значит, есть из чего «копать». Но не мне судить. Зрителям.

— Григорий, вашему сыну Саше шесть лет… Какой вы папа?

— Плохой, потому что очень мало внимания уделяю своему ребенку. В силу занятости, прежде всего.

— Как бы вы охарактеризовали этого маленького человека? Саша похож на вас?

—  У нас много каких-то общих черт и даже жесты иногда совпадают. Боюсь сейчас что-то предсказывать на будущее. Надеюсь, что он вырастет настоящим мужчиной, правильно выберет свой путь и будет таким же самостоятельным, как я. То, что мало с ним общаюсь, может отчасти будет этому способствовать. Мне тоже отец мало уделял времени… Но у меня всегда была возможность самому выбирать и принимать решения… Прессинг был очень ограничен. Я знал мнение родителей, брал его в расчет, но поступал по-своему. Такой подход делает человека самостоятельным.

— Внутренне вы изменились, став папой?

Конечно. Быть отцом — огромная ответственность, и потом, я считаю, что дети — главное в жизни. Мы можем стяжать славу, но потом она так или иначе проходит, затухает. Если человек живет только ради этого… Для меня воспитание сына — важный момент, но пока это болезненная тема, так как мне не удается быть с Сашей хотя бы столько, сколько был со мной отец. Немного теряется преемственность поколений, и это меня беспокоит. Но надеюсь как-нибудь вырулить. В любом случае, для меня семья и дети — самое важное. Пусть работа отнимает все время, но в моем сознании эти ценности приоритетны.

— Вы признаете свободные, ни к чему не обязывающие отношения?

— Я — однолюб. Несмотря на то, что достаточно легкий человек, общаюсь непринужденно, между мужчиной и женщиной для меня ценны истинные отношения. Если человека, который находится рядом со мной, травмирует моя излишняя легкость, то я себя сдерживаю… Без труда. Я умею ценить настоящие чувства.

В чём это проявляется? Прежде всего в том, что я постоянно об этом думаю. А если возникают проблемы — решаю их. Жизнь без любви — это… Скучно. Не интересно.

— Как думаете, искать любовь нужно?

— Искать ничего не надо. Если что-то должно прийти, оно будет. Достаточно думать об этом, хотеть этого. Как правило, человек получает то, чего он хочет. Надо правильно формулировать свои желания. Но очень многие женщины верят, что любимого поможет найти сваха, Интернет… Это глупо. В поиске человек склонен к ошибкам. Когда он в ком-то хочет увидеть того, о ком мечтает, то, как правило, его и видит. Но ошибочно! На мой взгляд, во всем должна быть легкость. И в поиске профессии, и в достижении цели, и в отношении к таким проблемам. Если поступает какая-то помощь извне, надо ее чувствовать. Допустим, мы беремся за какое-то дело, и если бьемся в стену, а никакой отдачи нет, ничего не происходит, надо задуматься: зачем мы стучимся, зачем нам это? Душу, чуткость натуры — вот что человек обязан в себе развивать. Самая правильная и безотказная вещь — наше чутье. Никакой разум и интеллект не заменит интуиции. Ее надо взращивать.

— Но знаете, как страшно менять свою жизнь!

— А не надо ничего бояться. Страх — самое дурацкое, что есть в нашей жизни. Он удерживает от замечательных, потрясающих поступков. Когда человек освобождается от него, становится на порядок выше. Я не раз преодолевал страх и считаю, что это делает жизнь насыщеннее и полноценнее. Есть, конечно, и такое понятие, как «не искушай»… Чрезмерное стремление к экстриму приводит к плохим результатам. Надо чувствовать, когда можно перешагнуть грань, а когда не стоит это делать. Я альпинист и знаю: если что-то не идет — лучше вообще отложить экспедицию. Но если готов к восхождению, то, даже когда срываешься, тебя что-то бережет. Не нарушил каких-то основных правил в жизни, не прошел свой намеченный путь — тебя вытащат.

— Правду говорят, что на определенной высоте меняется биохимия крови?

— Не проверял. Но иначе начинаешь смотреть на людей и относиться к происходящему… В горах многие прозревают, понимают, что такое суета, после того, как спускаются.

— Вы считаете себя человеком с позитивным вектором по отношению к жизни?

— Я — абсолютный оптимист. Все хорошо! Даже самое плохое можно истолковать в свою пользу — может, это переломный этап?! Главное, как воспринимать события. Надо правильно расценивать, что дается в наказание, что в испытание… Вот и все. Григорий, приближается 8 Марта. Как к нему относитесь?

 

— У меня есть мама, две сестры, бабушка. Я с детства привык их поздравлять и делаю это с удовольствием. Все достаточно стереотипно — цветы, подарки… Праздник в замечательное время и по замечательному поводу.

— Что бы вы пожелали нашим читательницам?

— Оставайтесь женщинами. Берегите в себе женщин.

— И с таким отношением к себе можно завоевать мужчину?

— Не надо никого завоевывать. Все само придет, если вы личность, цените себя и женщину в себе. Поверьте в это и все появится.

27 апреля 2006

Татьяна Ткаченко

© Михаил Цитриняк, 2009-2020 | Все права защищены