ГРИГОРИЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

Он прославился как менеджер. Скоро его узнают как писателя. Сейчас он готовится стать профессором. Актер Григорий Антипенко рассказывает Ольге Уткиной о сериалах, театре и о Господе Боге.

Григорий Антипенко родился красивым, и это определило его судьбу.

Он бросил свою первую специальность — фармацевтику, окончил Театральное училище имени Щукина, поработал на эпизодических ролях в театре Et Cetera — и стал одним из главных героев-любовников российского телевидения. Любимцем миллионов Григория Антипенко сделала единственная роль – он сыграл бизнесмена Андрея Жданова в сериале «Не родись красивой», красавца-жениха некрасивой главной героини Кати Пушкаревой. Теперь Григорий Антипенко знаменит и может выбирать. Он только что закончил съемки в сериале «Человек без пистолета», привередливо отвергает легкомысленные предложения и спокойно разучивает серьезные театральные роли. Григорий Антипенко вообще производит впечатление человека очень серьезного. Настолько серьезного, что можно ненароком подумать, будто он — не он, а Андрей Жданов, во всех смыслах положительный, несуетливый, вальяжный, усталый начальник. Типичный герой современности я типичных обстоятельствах.

— Gala: Перед съемкой вы попросили, чтобы вас одели побрутальнее. Вам надоели строгие костюмы?

— Г.А.: Да нет, тут никаких проблем, просто решил попробовать немножко в другом виде себя представить.

То есть вас зовут на роли офис-менеджеров в рубашках и очках, а вам хочется быть серьезным мужчиной?

Ну, начальник в очках тоже может быть серьезным мужчиной. Все зависит от личности. Можно быть серьезным в очках, можно и в военной форме. Я пытаюсь определиться, поискать себя в области чего-то милитаристского, жесткого.

— И поэтому вы снялись в сериале «Человек без пистолета»? Судя по названию, это как раз что-то милитаристское и жестокое, со стрельбой и драками.

— Есть там и драки. Но я-то как раз человек без пистолета, я пишу детективы, а сюжеты беру из личной жизни. Я играю там писателя, полнейшего альтруиста, простого, никаких белых воротничков.

— Вы, наверное, много теперь снимаетесь? После «Не родись красивой» вы должны быть нарасхват…

— Не могу сказать, что у меня прямо горы работы. Просто я уже расставил ориентиры, и мне нет необходимости сниматься во всем, что предлагают. Достойного пока ничего на мой взгляд не было. Сейчас я занимаюсь в основном театром. Работаю в большой постановке «Пигмалиона» Бер¬нарда Шоу. Это будет антреприза в Театре киноактера, ставит ее Павел Сафонов — молодой режиссер из Щукинского училища. Я играю профессора Хиггинса, это очень серьезная роль. Шоу вообще сложный автор, его проколоть непросто. Так что я не стремлюсь сейчас нахватать как можно больше всего, работы мне вполне достаточно. А театр интересен мне еще и потому, что я давно им не занимался. Очень давно был период, когда у меня был театр, в училище. А после учебы были лишь жалкие потуги, никаких крупных ролей я не играл. К тому же театр намного сложнее кино и сериалов. Там нужно глубже и больше над собой работать, больше искать.

— А это как раз то, что вам нужно…

— Пока меня вполне устраивает мой род деятельности, актерское ремесло. Оно неисчерпаемо. Я не уверен пока, что я такой уже хороший актер, что смогу теперь жить на своих заслугах и зарабатывать деньги. У меня масса залежей внутренней энергии и нереализованных планов. Я же, если так подумать, пока ничего так толком и не играл.

— Но вы же не собираетесь становиться чисто театральным актером — наверняка, если предложат хорошую роль, пойдете сниматься в кино? Вам вообще какое кино нравится?

— Мне очень понравился «Остров» Лунгина. Хорошая глубокая работа. Прекрасно, что в нашем кино начали появляться такие темы философские, которые позволяют человеку подумать о своей сути, а не просто кинцо на потребу публике. Я верующий человек. Не могу сказать, что воцерковленный, но у меня в жизни было много событий, чтобы прийти к вере. И я говорю об этом серьезно и спокойно, с позиции взрослого человека. Поэтому «Остров» мне так близок. Тем более, в наш век коммерциализации никто не заботится о том, что это должно быть за кино, а о том, какие будут кассовые сборы. Лунгин же тут пытается пробиться, достучаться до зрителя. Но вообще-то я наше кино практически не смотрю, нет никакого желания. Только иностранных режиссеров. Мне очень понравился «Апокалипсис» — Мел Гибсон молодец просто. Еще у меня очень много сейчас лежит хорошей классики — мне подарили две коробки серии «Другое кино», Я смотрю все подряд с большим удовольствием. Там и Альмодовар, и вся в общем плеяда замечательных классиков.

— А телевизор смотрите?

— Периодически. Но мне не нравится. Особенно, когда люди все делают по шаблонам, — это сплошной плагиат. У меня была возможность поездить по заграницам, и вот я включаю там телевизор и вижу, что все тамошние шоу под кальку пересняты.

— Ну, «Красивая» ведь тоже переснята.

— И «Красивая» в том числе, да. Ну, она более-менее попала в поле зрительского внимания. Благодаря, видимо, нашим адаптерам, которые переписывали текст.

— А вы прототипы «Красивой» смотрели?

— Нет, конечно. Я вообще никакие сериалы не смотрю, и не понимаю, как можно на такую ерунду время тратить.

— И сами же в ерунде снялись?

— Других предложений у меня не было, было бы глупо отказываться.

— Получается, все сериальные актеры плюются, но играют?

— Да не из-за желания это делается. Я не знаю таких актеров, которые мечтали бы сниматься в сериалах. Если б снималось достаточно много кино и был бы выбор — полный метр или сериалы, — все выбирали бы полный метр. Сериалы так или иначе — это специфическая работа, тут нет возможности углубляться в материал. Тебе приносят текст, и через пять минут надо выдать результат. Это неплохие деньги, да, но удовлетворения такая работа не приносит. Надеюсь, жизнь меня больше не заставит никогда столкнуться с таким мероприятием, как двухсотсерийный сериал. Надеюсь, Господь убережет.

— Ну, все же сериалы — не такая уж и глупая штука. Можно сказать, они формируют героев времени. Например, года два назад главным героем большинства сериалов был благородный бандит, сейчас же это офисный работник, менеджер высшего звена, вроде вашего Жданова.

— Ну, это не моя вина, так просто совпало. Я просто занимался своей работой, а уж какое это приобрело глобальное значение для зрителя — не знаю. Я не хочу туда глубоко закапываться, для этого есть социологи. Видимо, это все веяние времени. Страна занимается бизнесом, люди сидят в офисах, и новое поколение тоже стремится попасть в офис и зарабатывать деньги. Отчасти из-за этого сериал наш и стал таким популярным.

март 2007

Ссылка на статью: 

http://antipenko.com/grigorij-nashego-vremeni.html/

© Михаил Цитриняк, 2009-2019 | Все права защищены