АНДРЕЙ ИЛЬИН «ОБОЖАЮ ПРАГУ, ДАЖЕ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ПАРИЖ»

Андрей Ильин — один из самых тонких и интересных актёров русского театра. Он совершенно точен в любом образе и не ограничен рамками одного амплуа. Естественность каждого его жеста поражает до глубины души. Известность пришла к Андрею Ильину после фильма Петра Тодоровского «Какая чудная игра», где он сыграл студента ВГИКа сталинских времён. Именно в этом фильме Андрей Ильин и Елена Яковлева впервые встретились. Вряд ли кому-то тогда могло прийти в голову, что через десять лет они составят одну из самых «звёздных пар» отечественных сериалов. Небольшая роль мужа Каменской принесла Ильину настоящую актёрскую славу, любовь и восхищение телезрительниц. О детских воспоминаниях, чеховских мальчиках и любви к дискотекам Андрей Ильин рассказал в интервью выпускающему редактору «Пражского телеграфа» Наталье Лисняк.

Алексей Чистяков, муж Анастасии Каменской, стал Вашей визитной карточкой. Как Вы считаете, наличие такой визитной карточки — это хорошо или плохо для артиста?

Это вехи моей биографии. Поэтому для меня это, наверное, хорошо. Хорошо, что это вообще было в жизни, а ведь эта роль могла пройти и мимо, как многие другие. К примеру, я жалею, что никогда не смогу сыграть Ромео. Множество ролей, о которых любой артист может только мечтать, к сожалению, прошли мимо.

Вы — прекрасный актёр, Вы чудесно справляетесь с любой ролью. Но всё же, лично для Вас какие роли ближе: комедийные или драматичные, отрицательные или положительные?

Я просто люблю хорошую драматургию. А то, что ближе, наверное, судить не мне, а зрителю. Лично мне нравится работать с хорошим материалом. Ближе всего, конечно, классика, с которой я всегда очень дружил. Обожаю работать над Шекспиром, когда-то, вообще переиграл всех и всё, о чём может мечтать артист. В своё время сыграл и Гамлета, и Хлестакова, и персонажей Достоевского и Чеховских героев — это и дядя Ваня (в студенческие годы), и Треплев (в театре русской драмы, где я работал долгие годы). Сейчас довелось играть в комедийных проектах. Как мне кажется, я природой чувствую комедию, юмор, не боюсь быть смешным и некрасивым, местами не привлекательным, если этого требует материал. Любая роль — пожалуйста, с радостью откликаюсь на любые эксперименты.

Если вернуться в прошлое, как Вам кажется, какой период в Вашей жизни был самым светлым?

Конечно же, детство.

А какие Ваши самые яркие воспоминания из детства?

Первое что пришло в голову, как мама мне стрижёт ногти, а я плачу. Есть даже фотография, у меня там такое выражение лица… Бабушка говорила, что у меня на этой фотографии на лице нарисовалась сковорода. Детство — это тепло, это ощущение абсолютной беззаботности, а главное, все живы — и бабушка с дедушкой, и ещё один дедушка. Там папа, старший брат, дяди, тёти, деревня, куда меня отправляли к бабушке с дедушкой практически до 15 лет, пока они были живы, пока была возможность туда ездить и отдыхать, расти, пить молоко, бегать в лес, скакать на лошадях, встречать баранов, корову, провожать их, пилить и колоть дрова, косить траву, заниматься домашним хозяйством. Тогда мама была молодая… Детство есть детство.

Вы пошли учиться в театральное училище, когда Вам было всего 15 лет…

Да, просто Нижегородское театральное училище, тогда ещё Горьковское, имеет статус техникума. И до сих пор руководство этого учебного заведения принципиально из последних сил цепляется за этот статус, потому что есть возможность выпускать очень молодых профессиональных актёров. Когда я закончил техникум, мне было 18 лет. Это большой подарок для любого театра.

Что Вы имеете в виду?

То, что все розовские и чеховские мальчики — это молодые герои. У нас выпускник приходит в театр, когда ему уже за двадцать, а бывает далеко за двадцать. А кто же будет играть молодых людей?! Мне повезло, я закончил училище, приехал в город Рига, и все розовские мальчики — спектакли «Гнездо глухаря», «Кабанчик» — всё мои главные роли. А поскольку ещё и драматургия прекрасная, с моим присутствием всё сошлось и срослось.

Вы учились в Рижской консерватории на актёрском факультете. Как Вы относитесь к музыке? Что любите слушать?

Просто люблю хорошую музыку. Люблю всё, но мне не очень нравится танцевальная музыка, а вот что-то более спокойное. Хотя раньше, как только была возможность, сразу бежал на дискотеки. Да, я был парень заводной, пластичный, страшно любил танцевать, и мне было всё равно, под что. Сейчас с возрастом это ушло куда-то на второй план. У меня много дисков с классической музыкой. Слушаю под настроение — иногда поставлю Баха, иногда Генделя. У меня нет каких-то привязанностей, я — не фанат и не меломан. А когда еду в машине — всегда звучит какая-то музыка, а поскольку в машине есть ещё и телевизор, чаще всего люблю слушать новостные передачи, если не новости — так музыка или наоборот…

Если бы перед Вами стоял выбор — сыграть роль, о которой Вы давно мечтали, в театральном спектакле или ту же роль, но в кино, что бы Вы выбрали?

Даже не знаю. Всё-таки учился я на театрального артиста и всегда был ближе к театру, всё было, что называется, положено к ногам Его величества театра. Если стояла какая-то альтернатива — театр или кино, то всегда был театр на первом месте. Со временем авторитеты поменялись, может, театр сейчас в какой-то степени отошёл на второй план. Тем более, что я уже три года не работаю в театре, работаю как бы сам по себе, как кошка, которая гуляет сама по себе.

Почему, ведь, по Вашим словам, Вы очень любите театр?

Ну, вот так случилось. Я играю, в основном, в антрепризных спектаклях. Остался, правда, ещё один спектакль «Мой бедный Марат» в театре Моссовета, который мы уже играем 15 лет. Но, к сожалению, из нас уже песок сыпется, а мы всё цепляемся. Но ведь жалко — есть что-то очень настоящие, искреннее и живое в этом спектакле. И сейчас мы даже перенесли этот спектакль на большую сцену из малого зала и собираем аншлаги. Зритель очень хорошо принимает этот спектакль и провожает нас в конце стоя. Не знаю, к чему этот феномен такого долголетия. Догадываюсь, что мы там нашли что-то настоящее и до сих пор стараемся его как-то сохранить.

У каждого человека есть какое-то хобби. А чем Вы увлекаетесь кроме театра?

Для меня хобби — это моя профессия. Театр и кино — это моя жизнь. А если случаются какие-то поездки и путешествия, как, например, гастроли в Прагу, то с удовольствием туда еду. Прогуляться по милым сердцу улочкам — что может быть лучше. Обожаю Прагу, даже больше, чем Париж.

Что именно Вас так привлекает в Праге?

Прага невероятно красивая. Я чувствую, что, по сути своей, это мой город, может потому что я жил долгие годы в Риге. Рига во многом похожа на Прагу. Ну и, конечно, огромным плюсом в Праге является то, что это славянский город, здесь очень много русских. Я не хочу никого обидеть, но такое ощущение, что это наш город.

Принято считать, что за свою жизнь мужчина должен построить дом, посадить дерево и вырастить сына. Как Вы думаете, этого достаточно, чтобы быть счастливым человеком?

Мне кажется, что ещё нужно сделать что-то для общества, для родины. Дерево — дело хорошее, оставляешь его людям, сын — продолжатель рода. А ещё чуть-чуть, что-то для общества или, громко говоря, для страны неплохо было бы сделать, что-нибудь для людей, чтобы это помнили не только в семье и кругу близких друзей, но хорошо, чтоб тебя ещё помнили просто люди.

2 июля 2010

Наталья Лисняк

© Михаил Цитриняк, 2009-2019 | Все права защищены