ОЛЬГА ТУМАЙКИНА: «БЫВАЮТ СИТУАЦИИ КУДА БОЛЕЕ ГОРЬКИЕ И ЖЕСТОКИЕ, ЧЕМ МОЯ»

Ольга Тумайкина сочетает в себе хрупкую  красоту и душевную силу, женскую проницательность и отменное чувство юмора. Прекрасная актриса, заслуженная артистка России, она с большим успехом играет во многих спектаклях театра имени Вахтангова, в кино и телевизионных сериалах.

Когда Тумайкина проходила отбор в программу «Женская лига» на ТНТ, в котором участвовало около трехсот претенденток, она вспомнила слова своего педагога в театральном: «Делай все быстро, весело и талантливо». Наверное, поэтому ее роли всегда очень яркие, а перипетии ее судьбы вызывают и сопереживание, и уважение.

— На вашу долю выпали испытания — бывший муж после расставания отнял у вас дочь Полину, когда ей было 11 лет, и долгое время вы могли видеться лишь урывками. Суд, через который вы прошли, определил место проживания Полины с отцом. Как вы все это пережили?

— Бывают  ситуации куда более горькие и жестокие, чем моя. Когда, например, между женщиной и ее ребенком возводится глухая, непробиваемая стена. Даже представить страшно, что переживают эти несчастные матери…

Не так давно кто-то из знакомых спросил: «Оль, тебя мучил страх потерять дочь?» И только тогда я подумала: «А ведь я ее не теряла». Я имею в виду нашу с ней связь на духовном уровне. И в самые тяжелые моменты я была уверена, что это время надо просто перетерпеть. Вы спросили — как я пережила? Отвечу — я переждала. Мне очень нравится жить. И когда я дышу, значит, я живу, как пел Высоцкий. Надо думать о других, надо трудиться, в этом заключается правда.

Наверное, это был какой-то период, который мне для чего-то дали. Я, честно признаться, не сделала выводов для себя, которые могли бы стать теперь, скажем, моими девизами. Просто затаилась на время, но не потому, что  ушла в подполье. Я дышу полной грудью, продолжаю работать, чувствую себя прекрасно. Очень люблю свой театр, круг друзей, которым я дорожу.

У меня мамочка, младший брат, я за них несу ответственность. Я научилась не рвать душу, а четко, если это получается, тратить силы по определенным позициям, чтобы очень многим было хорошо. Если в моих силах подарить человеку некое ощущение стабильности, я этим занимаюсь, потому что это очень важная вещь для меня.

Сейчас мы встречаемся с Полиной так часто, как нам это необходимо. Когда по телефону она говорит: «Ну, все. Я поехала домой», это значит, что Поля едет ко мне, в мой дом. Она часто остается ночевать. Чтобы поговорить с дочерью, мне достаточно просто открыть дверь в ее комнату.

— Как вы решились на второго ребенка после перенесенного кошмара?

— Она сама ко мне пришла. Я ни на что не решалась. Маруся сказала: «А, ты не знаешь? Хорошо. Буду знать я, а там разберемся». И она появилась на свет. Состояние беременности вернуло мне ощущение покоя и уверенности в себе. Я гордо несла свой живот — вот где была защита, а я не в ту сторону «аукала». Вскоре, правда, мне некогда стало спокойно наслаждаться этим своим счастьем. Неожиданно «поперла» работа. Я и у врачей-то редко бывала. В тот момент я еще не твердо стояла на ногах. Скорее, скакала на одной ножке. Но я так устала бояться, что заставила себя выпрямить и вторую ногу. И вот шагаю, по-моему, в правильном направлении.

— Какие отношения между Полиной и Марусей?

— Чудесные. Это, конечно, пример очень интересной дружбы. Во-первых, у них большая разница в возрасте. Я наблюдала погодок и думала, что их мать — героиня. Одному год, а она рожает второго, и общество говорит: «Ну, ничего, ты продержись. Лет в семь тебе будет полегче, потому что они станут друзьями. Одному семь, другому шесть, и они слезут с твоей головы, а ты будешь заниматься своими делами». «Да», — отвечает она и засыпает на ходу.

Я видела многодетные семьи, когда разброс в возрасте детей был большой. Но в силу того, что они многодетные, там чисто технически время распределяется таким образом, что некогда кудахтать и трястись. А меня еще в роддоме определили как трепетную мать — когда в комнате, где находится десять младенцев, кричит один, я знаю, что это мой. Сестра не верит и не пускает, а когда мы обе прорываемся, вернее, я прорываюсь, она следует за мной, оказывается, что я угадала. Хорошо, говорю я, беру своего младенца на руки, и пока он не успокоится, я оттуда не ухожу.

Мои дети занимаются личным волшебством, когда никто не видит. Есть такая игра, в которую Полина включается едва ли не больше, чем Маруся, — ловля русалок. В жизни нашей семьи много таких фантазийных моментов, я их сама всегда любила в детстве. У нас даже замоченная яркая простыня — это птица на отдыхе.

Так придумывалось по разным причинам — чтобы переключить внимание, чтобы «соблазнить» Полину вместе со мной почистить «птице» перья, это лишняя минутка нахождения рядом. Подобного рода вещи происходят сейчас между Полиной и Марусей. И вот они ловят русалок. В ладошке что-то плещется, это надо увидеть, это очень интересно, это всегда шепот, это когда никого не пускают в ванную.

К ним приходит зубная фея, которая следит за тем, почистили ли они зубы. Маруся, когда устает от этой слежки, говорит Полине: «А твоя зубная фея что говорит?» Происходит взаимообмен. Им не скучно вдвоем.

Казалось бы — что ты делаешь здесь, малявка? Отойди, я читаю. Нет, никогда. Полина говорит: «Пришла? Садись, слушай», — и начинает читать ту книжку, которую держала в руках. Это может быть «Фауст», Кастанеда. Она читает, а Маруся слушает. Когда Маруся утомится от умных слов, она зовет Полину играть. Между ними не происходит ничего такого, во что бы я должна была вмешаться. Меня могут только принять в свой круг. Для меня это большая честь. Что может быть лучше — отодвинуть стулья, накрыть их простыней и устроить на ковре квартиру? Можно и на подушках поесть салат — ничего страшного.

— Известно, что вы входите в попечительский совет благотворительного фонда «Подсолнух», помогающего детям с заболеваниями иммунной системы. Что значит для вас благотворительность?

— Под солнцем все хотят быть, абсолютно все. И если есть большая компания людей, которая может предложить такое место жительства, и если так случилось, что ты примкнул к этим людям, то делай. Благотворительность, на мой взгляд, прежде всего — это желание и очень серьезный импульс, который возникает внутри каждого человека. Я часто повторяю всем известное выражение: «Не оскудеет рука дающего».

Наблюдаю сейчас за Марусей, к слову сказать. Когда она находится в обществе своих сверстников, легкость, с которой она открывает свой карманчик и делится конфетой или распределяет игрушки, поразительна. Вот на это я обращаю внимание — как бы не изжить в ней это качество. Нельзя часто говорить детям нет, нельзя говорить: «Чего отдала свою игрушку? Иди, забери!» Считаю, что отсюда все начинается.

Вместо «спасибо» меня мой педагог, Алла Александровна Казанская, научила говорить «благодарю». И сказала мне: «Я аристократка, побитая годами, военными в том числе, уверяю тебя — не стесняйся говорить это. Разложи-ка на составляющие это слово, и ты поймешь, о чем идет речь. «Здравствуйте» скажешь, потому что здравия пожелаешь. Уходя, скажи «благодарю». Мы не будем сейчас заниматься риторикой и уроками русского языка, люди поймут, что я имею в виду.

Почему люди больше любят делать подарки, нежели получать? Сужу по себе. Потому что это наслаждение необыкновенное. Это целый проект — зная человека, пойти и «создать» ему подарок. Благо дарить — это момент наслаждения, и он нарастает и захватывает тебя, как девятый вал.

Дело не в том, что повышается самооценка, а в том, что если увеличится количество людей, которые понимают, какое наслаждение получаешь от процесса дарения, мир станет лучше. Даже если не брать весь мир и страну, то хотя бы твой город. Дарю вам информацию о том, из какого еще источника можно получить наслаждение. Если кто-то не знал — пожалуйста!

— Оля, а что вам дает силы преодолевать жизненные трудности?

— Даже не знаю. Отношусь к ним не как к трудностям, а как к задачам. Если я могу их решить —  решаю, если не могу —  откладываю их на завтра.

27 мая 2015

Елена Ерофеева-Литвинская

© Михаил Цитриняк, 2009-2019 | Все права защищены