ГРИГОРИЙ АНТИПЕНКО: «В КИНО МНОГО ПОЛИТИКИ И НЕ ХВАТАЕТ ТАЛАНТА!»

На гастролях в Воронеже звезда сериала «Не родись красивой» рассказал, почему уже три года не снимается, а также, на кого «нападают» болезни и с кем пойдет покорять горы.

Григорий Антипенко стал знаменит в одночасье: по директору «Зималетто» Андрею Жданову, которого актер сыграл в сериале «Не родись красивой», в середине 2000-х вздыхало большинство девчонок страны. После этого на Антипенко посыпались роли, премии и любовь поклонниц. Поэтому неудивительно, что 7 февраля на спектакле «Двое на качелях» в Воронеже случился аншлаг, несмотря на кризис и на то, что постановку привозят не в первый раз. Дамам хотелось воочию увидеть своего кумира, ведь в последние три года Григория почему-то совсем не видно на экране. Об отношении к кино, горным вершинам и гриппу артист рассказал «Комсомолке».

ВУДИ АЛЛЕН – ЕДИНСТВЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ПРОДОЛЖАЕТ ДЕЛАТЬ ХОРОШЕЕ КИНО

— Григорий, 2016-й объявлен Годом кино. По-вашему, чего не хватает нашему кинематографу?

— Таланта не хватает. Режиссерского, актерского и продюсерского в целом. Не хватает таланта.

— Поэтому вы после того, как устроились в Театр Вахтангова, не снимаетесь?

— Мне не интересно то, что мне предлагают. Может быть, кто-то и снимает что-то хорошее. Я не вижу.

— Совсем ничего не понравилось из снятых в последнее время фильмов?

— Ничего не понравилось. В упоении пересматриваю классику — и советскую, и зарубежную. И получаю от этого громадное удовольствие. К сожалению, наше современное кино ни в какое сравнение не идет. Поэтому здесь не о чем разговаривать. К сожалению, сейчас такое время. Может быть, его нужно пережить. И когда-нибудь количество перерастет в качество.

— Вы имеете в виду и российское, и зарубежное кино?

— В зарубежном тоже порядочный кризис. То, что Голливуд снимает, и за что дают Оскары, довольно странно. По крайней мере, по сравнению с тем, что было раньше. Тогда было кино намного тоньше. И режиссерские работы были. Сейчас много политики в кино. Это раздражает страшно. В Голливуде тем более. Вот Вуди Аллен – единственный человек, который не стареет. И продолжает делать очень хорошее кино. Которое можно смотреть все время и пересматривать бесконечно. Это настоящие кинематографические шедевры. Еще запойно пересматриваю фильмы Феллини, Антониони, Бергмана. Все старые мастера итальянцы хороши. Еще Лукас…

ТЕЛЕВЕДУЩИМ БЫТЬ НЕИНТЕРЕСНО

— То есть вам сейчас в театре интереснее работать?

— А другой альтернативы нет. Я бы с удовольствием поработал в кино, если бы было хоть что-нибудь стоящее.

— Многие актеры еще на телевидении подвизаются.

— Мне неинтересно быть телеведущим. Поэтому театр для меня отдушина. Он всегда был сильнее, чем кино, в принципе. Это другая работа. Другая дистанция. Здесь требуется от актеров больше и задатков, и магии, чуда. Здесь второй раз не сыграешь, если не получилось. Театр – тонкая грань, где интересно существовать здесь и сейчас. Не завтра, не с третьего дубля, не с двадцатого, не даже со второго. А ровно с первого — вышел и делай. Что умеешь, то и делай.

БОЛЕЗНИ – ЭТО ПЛАТА ЗА ПРОШЛЫЕ ОШИБКИ

— Григорий, сейчас эпидемия гриппа в стране, вы по первому образованию фармацевт, какие меры профилактики используете?

— Я интроверт по натуре. Избегаю общества в принципе, больших коллективов людей. Со зрителями общаюсь через рампу. В каком-то смысле у меня социальный иммунитет. А вообще от инфекции не застрахуешься. Чихнуть на тебя может случайный прохожий. Но мне кажется, люди болеют не от того, что на них чихают. Когда время приходит. Когда за что-то приходится платить, вот тогда и болеют. Поэтому нужно задуматься. У меня такое отношение к болезни, не медицинское.

— У вас очень мужское хобби – альпинизм. Когда собираетесь покорить Эверест?

— Я не хочу пока Эверест. У меня в программе «Снежный барс» (неофициальный титул у альпинистов: покорение пяти семитысячников бывшего Советского Союза – пиков Победы и Хан-Тенгри на Тянь-Шане, Коммунизма, Ленина и Корженевского на Памире, — ред .). Три есть (Григорий покорил пики Хан-Тенгри, Ленина и Корженевской, — ред.), еще нужно два. Эти не даются никак. Это очень сложная программа для человека, который нерегулярно занимается спортом. Вот это сделаю, а там посмотрим, что будет дальше. Если здоровье будет. Туризм — такое дело, которое требует постоянной физической подготовки. Чем старше, тем этой подготовки надо больше, серьезнее, тренировки должны быть длительнее. И это не только тренажерный зал, ходьба. Физическая подготовка и выносливость нужны, но важна и психологическая подготовка, нужно быть морально готовым перенести все испытания.

— Случаются экстремальные ситуации?

— Постоянно, но я не буду об этом говорить.

— Как в фильме «Вертикаль», когда один подвергает опасности группу?

— Такого у меня не было. Я хожу в одиночку в последние годы и поэтому никого стараюсь опасности не подвергать. Если я чувствую, что у меня нет сил, и я могу подставить спасателей, которые пойдут меня выручать, я просто не иду. Чувство ответственности у меня гипертрофированное. Я стараюсь либо никого не напрягать, либо, если есть опасность, не совершать эти поступки. Успею еще: горы стоят вечно. У меня был только один напарник. Сейчас сын подрастает, я его натаскиваю, может быть, с ним буду ходить.

8 февраля 2016

Татьяна Подъяблонская

Ссылка на статью: 

https://www.vrn.kp.ru/daily/26490.5/3359284/

© Михаил Цитриняк, 2009-2019 | Все права защищены